Член инициативной группы, выступающей против строительства ПЗРО под Ухтой, Екатерина Руденко

5 августа 2014 - 10:50

Осенью этого года представители компании «РосРАО» должны обследовать территории бывших заводов №№1 и 7 недалеко от Ухты, чтобы установить статус радиоактивных отходов, которые там хранятся.

Комиссия оценит, насколько опасен «мусор», и даст ответ: можно ли будет избавиться от радиоактивных отходов без строительства пункта ПЗРО. Тогда необходимость в проведении экологической экспертизы отпадет сама собой за ненадобностью. Такие решения были приняты на о очередной заседании республиканской рабочей группы, которое состоялось 1 августа в Ухте. Об этом в интервью рассказала его участник Екатерина Руденко.

- На заседании было принято решение о выборе организации, которая при необходимости будет проводить независимую экологическую экспертизу. Это Национальная Экологическая Аудиторская Палата. Можно ли сказать, что это маленькая промежуточная победа?

- Это не совсем так. Потому что на сегодняшний день вопрос самой экспертизы «завис ввоздухе». Будет ли она вообще проведена решится по результатам исследования территорий заводов №№1 и 7. Изначально, на встрече 28 апреля 2014 года с Вячеслава Михайловича Гайзера с инициативной группой в Ухте, мы услышали о том, что решения по второй части проекта реабилитации территорий поселка Водный, в части строительства ПЗРО являются несостоятельными, не согласованными и говорить о его существовании в этом контексте вообще нельзя.

Мы обратились в Минприроды РФ за разъяснениями и получили ответ, где говорится, что «до настоящего времени материалы обоснования лицензии на размещение и сооружение пункта захоронения радиоактивных отходов в Ухтинском районе Республики Коми в Федеральную службу по надзору в сфере природопользования, подведомственную Министерству и осуществляющую организацию и проведение государственной экологической экспертизы федерального уровня, не поступали». То есть, этот проект, в части строительства ПЗРО, не прошёл Государственную экологическую экспертизу, хотя и должен был.

Собственно, после заверения, что ПЗРО, как согласованного проектного решения нет, мы должны были успокоиться и наблюдать, как идёт консервация хранилища отходов. Но нерешенная судьба территорий заводов №1 и №7 заставила вновь вернуться к обсуждению проекта. Необходимость в независимой экологической экспертизе возникла, как поиск ответа на вопрос: «Можно ли территории заводов №1 и №7 реабилитировать без строительства ПЗРО (пункта захоронения радиоактивных отходов)?». Ознакомившись с концепцией проекта, мы узнали, что возможно еще три способа утилизации загрязненного грунта заводов без сооружения ПЗРО. Правительство Коми так же захотело получить профессиональный ответ на волнующий всех вопрос. На встрече с представителям «РосРАО» - организации, которая будет проводить работу на существующем хранилище отходов — было получено профессиональное подтверждение того, что реабилитация территорий заводов №1 и №7 возможна без строительства ПЗРО. Поэтому было принято решение, что для определения «судьбы» заводов необходимо сделать замеры (исследования радиологической обстановки) и определить, каким же именно способом реабилитировать «зараженные» территории заводов №1 и№7 (без строительства ПЗРО в МОГО «Ухта»). Если эти решения будут вне рамок проекта, тогда и надобность в независимой экологической экспертизе отпадёт. К такому выводу пришли и на совещании рабочей группы 1 августа. Возник и второй момент, поставивший проведение независимой экологической экспертизы на «запасной» путь. Это ее финансирование. Инициатива проведения экспертизы на сей раз была республиканской, а оплачивать экспертизу предлагается администрации Ухты.

Хотя есть вариант выхода из создавшегося положения, так ка непредусмотренные бюджетом расходы проходят через строку резервных, непредвиденных расходов (как правило таких резервных фонда бывает два - у законодательной и исполнительной власти). Кроме того у правительства есть возможность в пределах 10% изменять бюджетные показатели расходов. Но это дело финансистов. А наше - искать варианты реабилитации территорий заводов №1 и №7 без ПЗРО.

- А у вас на данный момент ощущение этой ситуации в большей степени тревожное, чем месяц-два назад, или все-таки в меньшей степени?

- Стопроцентного спокойствия и уверенности в том, что ПЗРО не будет, на сегодня нет, поскольку не принято еще никаких конкретных мотивированных, документально оформленных решений. Правда, уже несколько раз звучало, в том числе и от представителей «РосРАО», что вторая часть проекта по ПЗРО отменена, снята с финансирования. Но, тем не менее, никакого подтверждающего документа об этом, на сегодня, все еще нет! Сказать, что в этом вопросе сегодня поставлен крест, мы не можем. Какое будет принято окончательное решение, сказать не может никто. ПЗРО в Ухте изначально не было. Его и сейчас нет среди объектов по захоронению РАО в списке организации, которая отвечает за ПЗРО по всей стране - «Национального оператора». Более того из ответов от администрации президента стало понятно, что деньги на проект по реабилитации территорий Водного, в том числе и на строительство ПЗРО, были выделены из резервного фонда «Росатома». Поэтому сказать точно, что отмена финансирования сегодня — это гарант того, что деньги на ПЗРО не найдутся завтра, сказать, к сожалению, нельзя. Но во всяком случае, появилось ощущение, что нас слышат и понимают, а это важно!

- Недавно инициативная группа попросила прокуратуру Коми дать пояснение, можно ли принять республиканский закон, по которому все вопросы с обращением радиоактивных отходов должны решаться на муниципальном референдуме. И на днях прокуратура ответила, что это невозможно. Как вы оцениваете этот ответ?

- Я не юрист, но участники рабочей группы, имеющие практический опыт работы с такими документами, сказали, что ответ, мягко говоря, не является истинной в последней инстанции. По нему много нареканий. В целом, ответом прокурора мы не удовлетворены. И над инициативой муниципального референдума по вопросам обращения с радиоактивными отходами на территории, где возникает подобная ситуация, надо работать дальше. Уместно было бы принять и республиканский законопроект о минимальном расстоянии (к примеру в 100км.) опасных объектов захоронения РАО или иных от населённых пунктов. Тогда население действительно чувствовало себя защищенным.

- На заседании рабочей группы в пятницу заместитель врио главы Коми Константин Романадов впервые услышал, что Усть-Вымский район рассматривается, как возможная площадка строительства ПЗРО. Какова была его реакция?

- Да, действительно, Усть-Вымский район значился в списке перспективных площадок пунктов окончательной изоляции РАО (радиоактивных отходов). Всего их 30 в 17 регионах страны. Все они будут принадлежать подразделению «Росатома» - «Национальному оператору». Правда, Ухты там не было даже на начальном этапе. Об этом никогда и нигде не говорилось. Предварительный документ вышел год назад. Логика размещения ПЗРО такова: они размещаются там, где есть факт их постоянного образования и пополнения. В Усть-Выми же, насколько мы знаем, нет никого источника образования радиоактивных отходов. Поэтому момент предназначения, наполнения и перспективного использования вызывает много острых вопросов. Своими опасениями мы поделились и с заместителем врио главы республики Константином Юрьевичем Ромадановым, возглавлявшим заседание рабочей группы в Ухте 1 августа. Мы - жители одной Республики, и нам не все равно, что происходит на нашей малой Родине, с нашими соседями. Экологическая система едина, и нарушения в одном звене, всегда даст сбой в другом. О последствиях размещения таких потенциально опасных объектов, как ПЗРО, надо думать заранее и всем миром. В этом деле крайних и отсидевшихся быть не может. Константин Юрьевич был неприятно удивлён новостью о планируемом размещении ПЗРО в Усть-Вымском районе. Разделяем его тревогу.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.