Как связаны гибель дирижабля LZ 129 «Гинденбург» и Республика Коми?

13 мая 2012 - 23:11

Несколько лет назад я столкнулся с незнакомым мне фактом организации гелиевого завода в Ухтинском районе Коми АССР в первой половине 30-х годов прошлого века (наша газета писала о гелиевом производстве 1 октября 2009 года).

Поразил замысел правительства СССР по созданию такого сложного и передового производства в ухтинской глуши. Я был потрясён той железной последовательностью, с которой большевики в течение пяти лет ковали в посёлке Чибью комбинат мощностью 50 000 кубометров гелия в год.

За семью печатями

Организация гелиевого завода вызывала удивление по следующим причинам. Гелий – синоним технических инноваций, это второй порядковый элемент периодической системы химических элементов Менделеева. Простое вещество, инертный одноатомный газ без цвета, вкуса и запаха. Он один из наиболее распространённых элементов во Вселенной, но в чистом виде в природе не встречается. Этот химический элемент был открыт французским учёным Пьером Жансеном при помощи спектрометрического наблюдения за Солнцем 18 августа 1868 года в индийском городе Гунтур. Сегодня, в XXI веке, сфера применения гелия в промышленности и народном хозяйстве обнаруживает его инновационную природу для развития всей человеческой цивилизации.

Он используется:

- для дефектоскопии ответственных узлов и механизмов авиационно-космической, трубопроводной, подводной техники;
- в качестве защитного инертного газа для выплавки чистых металлов в металлургии, а также в качестве хладагента для получения сверхнизких температур (в частности, для перевода металлов в сверхпроводящее состояние);
- как компонент рабочего тела в гелий-неоновых лазерах и в качестве теплоносителя в некоторых типах ядерных реакторов;
- в пищевой промышленности на основе гелия зарегистрирована пищевая добавка E939 в качестве газа для упаковки продуктов;
- гелий используется в качестве компонента дыхательной смеси для глубоководного погружения;
- для наполнения воздухоплавающих судов (дирижаб-лей) и т п.

Но в чём же состоял смысл решений Политбюро ЦК ВКП (б) от 13 ноября 1932 года, «запрятавшего» возведение в ухтинской глуши гелиевого завода между целями разработки ухтинской нефти и радия? Очевидно, что в те далёкие годы почти всё упомянутое выше поле применения гелия, обусловленное современными нам технологиями, отсутствовало. «Дирижабли! Посмотри, что там было с дирижаблями», – таков был совет, данный мне профессором Ухтинского технического университета Ленфридом Григорьевичем Борозинцом.

Тайный визит Генриха Ягоды

Точный, объёмный и содержательный материал об ухтинском гелиевом проекте, а также косвенный «дирижаблевый след» ухтинского гелиевого завода обнаружился в статьях учёного-геолога Алексея Иевлева*. В своих работах исследователь приводит, в частности, сопроводительную записку главного геолога Ухтпечлага Ивана Николаевича Стрижова к составленному им в 1933 году «Плану разведки и добычи гелия на Тимане»: «Программа составлена так, что если на Тимане есть гелий, он от нас не уйдёт. Сумма стоимости всех запроектированных работ на четыре года почти доходит до 60000000 рублей. Эта сумма ничтожна, если найденный гелий даст СССР победу в будущей европейской войне».

Кроме того, имелась информация о визите в посёлок Водный Ухтинского района наркома Генриха Ягоды с представительнейшей делегацией высших офицеров РККА именно в связи с гелиевой проблемой.

Однако вопрос доказательства первоочередной «дирижаблевой версии» в развёртывании Ухтинского гелиевого завода оставался неочевидным и требовал дальнейших исследований.

А дирижабль не хотите?

Понадобилось изучить взрывоопасную международную обстановку конца 20-х – первой половины 30-х годов прошлого века вокруг СССР, соотнести её с вектором технического развития Красной Армии и некоторых других армий мира и с организационными обстоятельствами подготовки к строительству гелиевого завода под Ухтой. В результате можно уверенно утверждать о планировавшейся опорной роли этого предприятия для разворачивавшейся в то время индустрии по производству дирижаблей в СССР.

Дирижабли рассматривались в то время в качестве перспективной ударной силы военно-воздушных сил каждой развитой в техническом отношении армии – США, Германии, Италии, Великобритании, СССР. Разочарование в возможностях применения дирижаблей наступило лишь после периода катастроф трансатлантических дирижаблей-авианосцев США и германского пассажирского трансатлантического гиганта «Гинденбург»:

4 апреля 1933 г. – гибель ZRS-4 «Акрон» (трансатлантический дирижабль-авианосец США);

11 февраля 1935 года - во время маневрирования в Тихом океане потерпел катастрофу дирижабль ZRS-5 «Мэкон» (трансатлантический дирижабль-авианосец США, копия «Акрона»);

6 мая 1937 года – гибель LZ 129 «Гинденбург» (трансатлантический пассажирский дирижабль нацистской Германии). Примечательно, что для того чтобы снять с себя ответственность за гибель дирижабля, Германия начала большую пропагандистскую кампанию против США, обвиняя их в том, что именно безосновательное эмбарго на поставку гелия стало главной причиной этой трагедии.

Горькое «похмелье»

Окончательное отрезвление советского военно-политического руководства от дирижаблевой гигантомании и связанного с ней гелиевого производства как стратегического направления развития военной экономики наступило, скорее всего, в результате совпадения целого ряда обстоятельств:

– репрессии против большого сторонника применения дирижаблей в военном деле и автора концепции создания военно-дирижабельных частей РККА маршала Михаила Тухачевского (июнь 1937 года);
– отъезд из СССР на родину директора «Дирижаблестроя» СССР итальянца Умберто Нобиле (1936 год);
– катастрофа советского дирижабля «В 6 «Осо-авиахим», произошедшая 5 февраля 1938 года в тренировочном полёте по маршруту Москва – Петрозаводск – Мурманск – Москва;
– стремительный прогресс авиации и средств ПВО накануне Второй мировой войны, что потребовало прежде всего увеличения производства сажи и резины.

Поэтому гелиевый проект в Ухте, вызванный к жизни оборонными интересами СССР, затух вместе с угасанием надежд военных и политиков Страны Советов на стратегическую роль дирижаблей в назревавшей большой войне. Он был перекрыт сажевым производством, предусмотрительно развёрнутым (наряду с гелиевым производством) в смежных цехах и на том же газовом сырье.

* Иевлев Алексей Анатольевич – учёный и поэт, кандидат геолого-минералогических наук, постоянный нештатный автор страницы «Северная широта»

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.