Биатлон по-Ярегски

21 сентября 2015 - 19:36

Когда я зашел в служебный кабинет, его хозяин сидел за рабочим столом и с улыбкой перебирал поздравительные открытки ко Дню нефтяника. «Со всей России пришли», – с гордостью сказал начальник НШУ «Яреганефть», кандидат технических наук, мастер спорта СССР по биатлону Владимир Митюшников и гостеприимным жестом пригласил меня присаживаться…

«БАБУШКА-ВЫШКА»

Интервью без галстука было согласовано заблаговременно, поэтому представляться не пришлось, и я сразу перешел к вопросам.

– Владимир Александрович, Вас можно назвать «аборигеном» Коми края?

– Да нет, не получается. Я родился и вырос в городе Ишимбае Башкирской АССР. Именно отсюда началась разработка месторождений башкирской нефти, в честь чего там установлен мемориальный комплекс со станком-качалкой в память о скважине-первооткрывательнице № 702. Впрочем, в народе она известна просто как «бабушка-вышка».

– Ну тогда нет смысла задавать вопрос, почему Вы выбрали свою профессию?

– Безусловно. Ведь я с детства был окружен нефтяными предприятиями и людьми, на них работающими. И после школы подал документы в Ишимбайский нефтяной техникум, специальность «механик нефтегазоперерабатывающего оборудования». Просто был уверен, что это настоящая мужская профессия, которая будет востребована во все времена. Диплом получил в 1989 году, а потом ушел в армию…

– Где пришлось служить?

– Под Самарой в Военно-воздушных силах, обслуживал техническую часть боевых вертолетов. Так что диплом механика мне и там пригодился.

ВВЕРХ ПО КАРЬЕРНОЙ ЛЕСТНИЦЕ

– То есть в нефтяную отрасль Вы пришли уже после демобилизации?

– Да, но не совсем сразу. Дело в том, что я примерно с 12–13 лет стал активно заниматься спортом, в частности биатлоном. И в 1989 году уже стал мастером спорта СССР. Так что были некоторые колебания – остаться в этом спорте или все-таки идти на производство. Я выбрал второе, о чем не жалею. Так что в 1992 году я уехал на Север, в тюменский город Когалым – центр Нефтяной компании «ЛУКОЙЛ». Сначала устроился слесарем-ремонтником на Повховское месторождение нефти, названное в честь знаменитого в тех краях бурового мастера Степана Повха, непосредственного участника открытия и эксплуатации многих нефтяных месторождений Западной Сибири, начиная с Самотлора. Так и проработал в Тюменской области более 15 лет.

– И, надо полагать, долго в слесарях не задержались?

– Прошел все ступени карьерной лестницы: с рабочих должностей до генерального директора. К этому времени уже получил и высшее образование – окончил Самарский государственный технический университет по специальности «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». В моем послужном списке есть разные должности, например, начальник того самого Повховского месторождения. Это огромное хозяйство площадью 60х30 километров, в 100 километрах от Когалыма. Поработал генеральным директором – возглавлял ЗАО «ЛУКОЙЛ-ЭПУ Сервис», которое обслуживало все электропогружные установки Западной Сибири. Последней в этом регионе стала должность заместителя главного инженера – начальника Центрального диспетчерского управления холдинга «ЛУКОЙЛ-Западная Сибирь». А затем, в 2008 году, получил новое назначение и переехал в Пермь, стал заместителем генерального директора «ЛУКОЙЛ-Пермь» по общим вопросам, потом – по добыче и транспортировке газа. В 2010–2012 годах пришлось пожить и за границей России…

– И где же именно?

– Направили в Ирак, где как раз начиналась разработка нефтяного месторождения Западная Курна-2 в южной провинции Басра. Ситуация там, конечно, была довольно напряженная, но мы все свои задачи выполняли достойно. И сейчас этот проект ЛУКОЙЛа развивается вполне успешно. В 2012-м вернулся в Пермь, где поступил на государственную службу – возглавил Министерство транспорта и связи Пермского края.

В МИНИСТЕРСКОМ КРЕСЛЕ

– Вот уж, действительно, сюрприз. И как Вам в министерском кресле, понравилось?

– Это весьма серьезная, активная, ответственная и интересная работа, совершенно с другой спецификой, нежели нефтянка. Это самолеты, поезда, электрички, автобусы, маршрутки, вышки сотовой связи и, конечно, дороги. Во все нужно вникать, и я ни разу не пожалел о таком опыте работы. И до сих пор общаюсь с некоторым моими бывшими коллегами, потому что все это пропущено через себя и очень мне дорого. Но все же я решил вернуться к прежней специальности. В 2014 году получил назначение в НШУ «Яреганефть».

– А Вы уже что-нибудь слышали о Яреге?

– Конечно, у нас в Перми работали специалисты, которые в свое время трудились там. А наши шахтеры-угольщики из Кизила и некоторые коллеги-нефтяники ездили на Ярегу по обмену опытом. В феврале 2015 года мне предложили возглавить нефтешахтное управление. Это непростая работа, потому что приходится совмещать две довольно разные отрасли – горнорудную и нефтяную. Кстати, здесь пригодился мой опыт совмещения двух дисциплин в одном виде спорта – биатлоне. Ты развиваешься сразу в двух направлениях. Помогает нестандартно мыслить.

К тому же, скажу вам, далеко не каждый шахтер-угольщик сможет прижиться на Яреге– другая специфика! И требования к безопасности производства более строгие. Так что ветераны управления должны наставлять молодежь в этом направлении очень жестко, а новички обязаны уважать опыт наставников, учиться у них.

ЯРЕГА БУДЕТ ЖИТЬ

– Каковы, по-Вашему, перспективы Яреги?

– На мой взгляд, очень хорошие. Широко известна масштабная программа Компании «ЛУКОЙЛ» по развитию Ярегского месторождения, которая поистине даст ему второе дыхание. Причем надо ею заниматься именно сейчас, пока действуют налоговые льготы на добычу тяжелой нефти, предоставленные государством, что делает ее добычу рентабельной. И поэтому, несмотря на «свистопляску» курсов доллара и евро, средства на реализацию этого проекта продолжают системно поступать. Так что строительство идет полным ходом.

– Значит, будут новые рабочие места?

– В 2016 году мы планируем набор новых работников: пригласим около 400 специалистов, которые будут обслуживать 17 новых объектов. Впрочем, некоторые из них уже эксплуатируются, а где-то идут пусконаладочные работы. В общем, Ярега жива и будет жить еще долго!

Сто из ста
– Давайте немного сменим тему. Расскажите немного о своих детях. Они уже взрослые?

– Достаточно взрослые. Старшему сыну Всеволоду 19 лет, он – студент университета в Торонто (Канада), учится на контрактера. Это менеджер по заключению международных контрактов. Работа очень ответственная, думаю, чтобы в совершенстве ее узнать, ему понадобится лет 10… Младшая дочь Елизавета (ей 15 лет) обучается в обычной средней школе в Ишимбае, где живет вместе с мамой.

– Ну и напоследок, по традиции, об увлечениях. Рискну предположить – спорт?

– Конечно, вот только уже не биатлон. Еще в Когалыме я увлекся стрельбой, ходил в местный Дворец спорта, палил из пневматического и мелкокалиберного оружия, освоил арбалет. Бывало, что выбивал сто очков из ста. Мы в Когалыме и Перми провели два чемпионата России по стрельбе из арбалета. А я два года подряд был вице-президентом Российского арбалетного союза, потом полтора – Международного. В Перми мы организовали регату на многовесельных лодках типа «дракон» (его голова находится на носу). Представляете, несется по реке длинная лодка, 20 гребцов машут веслами в такт барабану, в который бьет человек на корме, задавая ритм… Увлекательное и очень эмоциональное зрелище, я и сам был таким гребцом. Похожие гонки проходят в Таиланде. Неплохо было бы что-то подобное организовать на Яреге или в Ухте. Но, к сожалению, пока катастрофически не хватает свободного времени…

Олег Евлампиев, «Северные ведомости»

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.