На процессе по «Пассажу» огласили записку, адресованную «вору в законе» Юрию Пичугину

8 апреля 2012 - 23:07

В Верховном суде Коми на процессе по поджогу торгового центра «Пассаж» продолжается изучение протоколов допросов Алексея Пулялина, проводившихся в феврале-марте 2010 года в колонии для пожизненно осужденных «Черный беркут» города Ивдель Свердловской области. Судебное заседание проходит без присяжных.

Напомним, в 2009 году Верховный суд Коми признал виновными в поджоге торгового центра учащихся профессионального лицея №30 Антона Коростелева и Алексея Пулялина.

Сейчас в Верховном суде Коми слушается уголовное дело в отношении предполагаемых заказчиков поджога «Пассажа» - лидеров дагестанского сообщества Ухты Валентина Гаджиева и братьев Фарида и Асрета Махмудовых. По версии следствия, молодые люди совершили поджог торгового центра в качестве отработки 500 тыс. рублей, которые у них вымогали подсудимые авторитеты.

Гособвинение продолжает представлять доказательства по делу. Перед тем, как возможность ознакомиться с протоколами проводившихся с Пулялиным допросов и других следственных действий появится у присяжных, суд должен решить вопрос о допустимости каждого из этих доказательств.

Пока присяжным огласили только один документ - протокол допроса Пулялина от 3 февраля 2010 года. Сам Пулялин на суде заявил, что давал в Ивделе показания, изобличающие подсудимых как заказчиков поджога «Пассажа», поскольку этого требовал сотрудник колонии ИК-56 Виталий Колесников.

Как следует из протоколов допросов и других следственных действий, проводившихся в «Черном беркуте», Пулялин в феврале-марте 2010 года указывал на несколько другие обстоятельства своих контактов с заказчиками поджога, нежели он сообщал в уже оглашенных явке с повинной от 18 мая 2006 года и в протоколе дополнительного допроса 21 июня 2006 года.

Из содержания протокола допроса Пулялина в «Черном беркуте» от 28 февраля 2010 года следует, что он написал записку, адресованную «вору в законе» Юрию Пичугину. Допрашиваемый говорил, что некоторые обстоятельства в записке исказил в надежде, что адресат всю правду все равно не узнает. Часть сведений, по его словам, он указал так, чтобы они согласовывались с показаниями, которые он дал следователям на предыдущих допросах.

Записка была следующего содержания:

- Здравствуйте Отец! Примите мои наилучшие пожелания. Отец пишу Вам сразу по сути: Все началось с начала 2005 года. Я и мой друг Антон часто ходили отдыхать по ночным клубам и дискотекам. В один из дней в клубе у нас произошел рамс с Давидом. Давид -племянник у Фарида и тоже часто ходил отдыхать со своими знакомыми. Давид и Антон бывшие одноклассники и знались еще со школы. При рамсе Антон пошел за меня, нас ушатали. Так я узнал про Давида. Потом мы часто сталкивались в клубах. В дальнейшем он выступил в роли посредника и предложил поджог Антону. Со мной Давид не общался. С Антоном мы друзья с детства и на эту делюгу пошли вместе. После этого нам дали 200 тысяч и пообещали поддержку. Мы получили только деньги, общение прекратилось, нас просто «забыли». С Фаридом я встречался только один раз. Это было в адвокатской конторе в Ухте за один день перед пресс-конференцией, на ней я говорил за Магомеда. Антон в это время сидел на зоне на Бельгопе, с ним постоянно поддерживал связь. Через 2 дня после пресс-конференции меня посадили. Магомеда выпустили через месяц. Сейчас по делу идем вдвоем. Вот вроде и все. Отец, я Вам рассказал все как было. Заказ был поджечь лестницу, гибели людей мы не желали. Простите. Всего Вам от Господа Бога! С арестантским уважением, Леха «Пуля».

В ходе допроса 28 февраля 2010 года следователь спрашивал Пулялина, почему он написал, что получил 200 тысяч рублей, а не 10 тысяч, как сообщил правоохранительным органам. Допрашиваемый тогда сказал, что это - вторая записка, а первую он писал под диктовку некоего Славы по прозвищу «Мертвый». Возможно, он не расслышал, поэтому в первой записке написал «200 тысяч рублей», а во второй Пулялин написал эту цифру, чтобы не было разночтений между двумя посланиями.

Без присяжных в суде оглашались и протоколы опознания Пулялиным по фотографиям Асрета, Магомеда и Фарида Махмудовых, а также Дениса Осипова - «светловолосого водителя в очках», который, как ранее рассказывал допрашиваемый, присутствовал на нескольких встречах Пулялина и Коростелева с заказчиками поджога «Пассажа». Также просматривалась видеозапись этих опознаний. После просмотра видео Пулялин заявил, что следственные действия проводились не в то время, которое указано в протоколах, опознания фактически не было – только инсценировка. По словам Пулялина, до опознания следователи под видеозапись проводили с ним предварительную тренировку, где ему показывали, на какую фотографию указать.

Пулялин на суде заявил, что подсудимых он увидел впервые только в суде по этому делу (в декабре 2011 года – БНКоми). Чтобы убедить суд в правдивости своих показаний, Пулялин выразил готовность пройти проверку на полиграфе.

Судья удалился в совещательную комнату для разрешения этого ходатайства, а также ходатайств о вызове в суд руководителя отдела по расследованию особо важных дел регионального следственного управления Алексея Лыжина, проводившего допрос Пулялина 28 февраля 2010 года, и понятых из числа заключенных ИК-56, присутствовавших при опознании.

Ранее суд принял решение допросить сотрудника ИК-56 Виталия Колесникова, которого Пулялин обвинил в давлении с целью дачи показаний, изобличающих Гаджиева и Махмудовых как заказчиков поджога «Пассажа». Будет допрошен и оперуполномоченный оперативного отдела ИК-56 Олег Халенко, присутствовавший на допросе Пулялина 3 февраля 2010 года. По данным начальника управления прокуратуры Коми Юрия Овчинникова, сотрудники ИК-56 уже прибыли в Сыктывкар.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.