Жители Тоншалова не дают сбыться мечтам Газпрома

2 мая 2012 - 11:58

Перенос газопровода высокого давления с дачных участков в Северном районе, о котором так много говорили, обернулся проблемой для жителей Тоншалова. Новый выход трубы планируется в соседней деревне Солманское. Параллельно Газпром намерен на том же участке возвести склад метанола и одоранта — ядовитого вещества, которое добавляют в газ, чтобы он приобрел запах и мог ощущаться человеком в случае аварии.

Безопасный проект?

На публичных слушаниях по проекту, которые прошли в администрации Тоншаловского сельского поселения, было как никогда многолюдно. Специально приехавший из Ухты инженер предприятия «Газпром трансгаз Ухта» Сергей Снегирев старался не обращать внимания на ходившие по залу листовки против «яд-хранилища» и упирал на схему, висевшую на стене. На ней обозначалась уже существующая газораспределительная станция рядом с Солманским. Вблизи кругом также очерчивалась километровая «зона отчуждения» (так ее прозвали местные жители), которая возникнет после строительства хранилища метанола и одоранта неподалеку от станции. Инженер Газпрома отметил: объект не подлежит государственной экологической экспертизе и проводить публичные слушания, в общем-то, и не надо: «Но мы сочли, что без уведомления населения начинать неразумно».

Технически проект предполагает монтаж 12 контейнеров объемом по 2 кубометра с одорантом, два из которых будут передвижными. Еще в двух контейнерах объемом по 25 кубометров планируют держать метанол — технический спирт, использующийся для прочистки газовых труб в случае их закупорки.

— К ГРС подведены газопроводы высокого давления, и на входе газ не пахнет, — объясняет Сергей Снегирев. — От станции идут газопроводы низкого давления, по которым поступает уже одорированный газ. На ГРС он обязательно одорируется, чтобы люди могли чувствовать запах. Сам одорант вроде бы считается ядом, он подается по одной капле на 16 кубов. Наша задача — полностью чистая экологическая ситуация, чтобы пары никуда не улетучивались. Гипотетически может произойти авария, разлив. Нужны средства для мгновенной ликвидации, которые будут иметься в наличии.

Население против

Закончить выступление газовикам не дали. Зал буквально взорвался.

— Вы убираете свой газопровод от дач и ведете в Солманское, теперь тут будете рассказывать об авариях! — закричали с мест. — Мы не хотим знать о технологиях, нам нужна безопасность!

— Я знаю, что такое этот метанол! — поднялся, потрясая кулаком, пожилой мужчина. — Нам каждые 150 граммов метанола для мотоциклов раньше под расписку выдавали!

— Чтобы вы не выпили, наверное! — усмехнулись газовики, но шутку никто не оценил.

— Вы уведомили природоохранную прокуратуру?! — посыпались более конкретные вопросы.

— Такой процедуры уведомления не существует, прокуратура реагирует на уже свершившееся событие, — попытался объяснить Сергей Снегирев.

— Послушайте, человек приехал из Ухты, дайте ему договорить! — взмолился глава поселения Иван Можейко.

— Вот пусть в Ухте и строит! — не унимались собравшиеся.

Зам. начальника шекснинского ЛПУ МГ «Газпром трансгаз Ухта» и начальник череповецкого промузла Николай Беляков, до этого молча слушавший с задних рядов, поднялся и взял слово.

— Мы обязаны предполагать возможность технологической аварии, это прописано во всех документах, — перекричал людей он. — Это место наиболее приближено к нашим объектам, других вариантов размещения склада нет.

Житель Тоншалова Дмитрий Левичев рассказал, что уже звонил в Гринпис, и там ему сказали, что при разливе метанола в реку рыба будет плавать вверх брюхом. А и без того не самая чистая Ягорба протекает в непосредственной близости от места строительства склада.

— Да, в речку нельзя метанол выливать, — вздохнул Сергей Снегирев.

Местная жительница Ольга Матвеева обратила внимание, что слушания как специально назначили на 17 часов, когда тоншаловцы, которые работают в Череповце, еще не успели вернуться из города. Она предложила провести аналогичное мероприятие в расширенном составе.

— Такое ощущение, что к нам относятся как к квартирантам: сегодня мы есть, а завтра нас нет, — возмутилась женщина. — Давайте все-таки жить и думать, что мы будем жить и у нас будут дети. У вас деньги позволяют жить не здесь, где и так газом пахнет, а у нас нет...

— Я одоранта нюхаю не меньше вашего! — замахал руками Николай Беляков.

— Вы за это зарплату получаете! — бросили из зала, и жители дружно загудели насчет «газпромовских зарплат».

Когда же Николай Беляков на очередное предложение перенести строительство «куда-нибудь подальше от нас» ответил, что железнодорожный тариф для перевозки «этой заразы» слишком высок, вменяемый диалог закончился.

Ищите, кому выгодно

Глава сельского поселения Иван Можейко, который, по всей видимости, пользуется немалым авторитетом среди жителей, попытался ответить на вопрос, что получат тоншаловцы от строительства. Но ответа так и не нашел.

— Пока никакой выгоды для нас нет, — констатировал он. — Это все нужно Череповцу и предприятиям Череповецкого района.

— Вот и пусть ставят на Олимпийской в Череповце и спросят там, каково им будет! — прервали главу из зала.

— Иван Касьяныч, газовики нам всю дорогу разбили, по Солманскому проехать невозможно! — подхватили с другого конца.

— Мы несем только убытки от всех этих многочисленных линий электропередачи и газопроводов, так как каждая такая сеть имеет охранную зону, — признался глава. — В этой зоне нельзя ничего построить, ничего вырастить. У нас 11 деревень в поселении, мы со всех сторон опутаны газом, но ни одна из этих деревень не газифицирована. Может быть, нам поставить вопрос о том, что мы помогаем газовикам, если они помогают нам?

Тоншаловский депутат Валерий Васютин предложил другой вариант.

— Пусть Газпром тогда переселяет нас за свой счет, а эту землю забирает под промзону, — отрезал народный избранник. — Я сам газовик уже 30 лет, но там этого одоранта будет на десять Череповцов, и случись что... К тому же будет зона в один километр, а это земли, которые мы могли бы продать под строительство. Строительство — это деньги для нашего бюджета. А тут что?

Единогласное решение

В результате голосования проект Газпрома, который в окончательном виде никто так и не узнал, отвергли единогласно. Николай Беляков из газовой компании попросил включить мотивировку отказа в протокол слушаний:

— Надо формулировочку-то добавить!

— Мы вам добавим, — пообещал житель Дмитрий Левичев. — Мы сюда приедем с экспертами, и мы вам всего добавим!

Теперь под вопросом не только строительство склада опасных веществ, но и сам перенос газопровода высокого давления с территории дачных кооперативов на берегу Ягорбы, где пять тысяч дачников уже много лет бьются за это в том числе в судах. Впрочем, газовики говорят, что намерены добиваться своего. Жители же сомневаются, что их решение чего-то стоит, так как не до конца понятен статус публичных слушаний, которые проводились в рамках процедуры оценки воздействия объекта на окружающую среду.

В ближайшее время тоншаловцы обещают разослать жалобы во все инстанции, в том числе в правительство области, по согласованию с которым Газпром и выбрал именно этот участок для проектирования спорного склада.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.